Что такое любовь

03.12.2020 154 0.0 0
Что такое любовь
Первой очень важной чертой любви я бы назвал вечность.

Все, что не может быть вечным, не имеет права называться любовью. Истинный брак должен быть вечным. Многие, наверное, слышали о том, что в Церкви нет разводов. В идеале верность своему супругу хранят всю жизнь, даже после смерти одного из супругов. Конечно, не каждый, овдовев молодым, может не вступать более в брак, поэтому в Церкви допускается повторное венчание. Но второй брак рассматривается уже как снисхождение к немощи человека. «Лучше было бы тебе больше не вступать в брак, но если ты не можешь понести этот подвиг, то — вступай», — говорит Церковь.

Но к священнику, который должен быть образцом для своей паствы, такого снисхождения уже не допускается. Священник, овдовев, уже не может вступить в новый брак. Если же он захочет сделать это, то должен оставить свое священническое служение. Он должен быть верным своей супруге до конца своей жизни.

Несомненно, что то единение душ, которое возникает у супругов при жизни, будет иметь место и после смерти, поскольку вечность любви распространяется не только на земную жизнь, но переходит границу смерти.

Второй важный признак любви параллелен второму признаку влюбленности. Если влюбленность влюбляется за что–то, то любовь любит ни за что.

Вопрос к вам: за что мы любим маму? За красоту? Нет, мама может быть некрасивой. За доброту? Нет, мама может быть жестокой и несправедливой, а мы ее все равно любим. За что мы любим своего ребенка? За то, что он милый? Нет, он может вымахать под два метра и хамить нам, а мы его любим.

Можно долго перечислять, но так и не найти черту или свойство характера, за которые мы любим своих близких. И действительно, ее, этой черты или такого свойства характера, — нет. Своего ребенка любят только за то, что он свой. Вот он мой — и все! Плохой, но мой!

А муж??? Так вот, при настоящей любви своего мужа или свою жену необходимо любить только за то, что он твой или она твоя.

Уже слышу возражения. Ребенок мой, потому что я его родила, а муж — так просто, потому что выбрала этого. Сейчас этого выбрала, а завтра — другого. Ребенка же и мать не выбирают,

А теперь послушаем, что по этому поводу говорит Библия и церковное Предание. Итак, открываем первые главы книги Бытия: «Сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене своей и будета два в плоть едину» (Быт. 2, 24). Еще раз внимательно слушайте: «Будут два в плоть едину». Запомним эти слова и подумаем, что они означают. Что значит стать единой плотью? Смотрим на меня. У меня две руки. Никто не осмелится сказать, что у меня одна длинная рука с двумя концами. У меня две ноги. Но две руки и две ноги составляют единое тело, единую плоть. Представим себе, левая нога говорит правой: «Я сейчас пойду направо, а ты иди налево, надоело всегда с тобой мотаться, хоть одна немного похожу». Ясно, что эти слова скорее напоминают бред сумасшедшего. Или предположим, левая нога наступила на гвоздь и получила серьезную рану, а правая ей и говорит: «Напоролась? Надо было под ноги лучше смотреть, теперь добирайся, как хочешь!» Такого быть не может. Ясно, что если одна нога сломалась, то вторая просто будет нести груз всего тела, нести двойную нагрузку. Если одна рука заболела, то вторая будет просто делать вдвое больше. Любая боль одного органа передается всему организму.

То же самое должно быть и в семье. Когда муж приходит с работы усталый и раздраженный, жена должна проглотить обидные слова, вырвавшиеся в ее адрес. Если жена пришла с работы уставшая, то муж должен спокойно пойти на кухню, вымыть посуду или постирать белье. Муж и жена — одна плоть.

Еще один важный вопрос ко всем. В Церкви есть четкая система подсчета степеней родства. Например, между матерью и ребенком первая степень родства, между внуком и бабушкой — вторая, между братом и сестрой — вторая, дядей и племянником — третья. Степень определяется числом восходящих и нисходящих линий до общего предка. А теперь, собственно, сам вопрос: как вы думаете, какая степень родства между мужем и женой? Итак, слушаю ваши ответы.

Вторая. Никакой нет. Третья. Первая. Да, вариантов много. Ближе всего к правильному ответу были те, кто говорили, что степень родства никакая, или никакой степени вообще нет. Только поясните мне, что вы имели в виду? Что они как бы и не родственники вообще, то есть они бесконечно далеки в смысле родства, или наоборот — они бесконечно близки, то есть у них нулевая степень родства? Понятно, вы думаете, что у них бесконечная степень родства.

А Церковь говорит, что между мужем и женой нулевая степень родства. Что это значит? А какая у меня степень родства с моей ногой? Никакой степени! Она — моя, она — часть моего тела, мы с моей ногой не родственники, мы ~ одно тело. Так вот, твоя жена — это часть твоего тела, а не родственница. И при подсчете степеней родства связь между мужем и женой не учитывается. Например, между мной и братом моей жены тоже вторая степень родства, как и у нее.

Церковь всегда знала, что муж роднее сына, что жена род–нее дочери. Во много раз роднее. Это только сейчас нам непонятно. А сто–двести лет назад это было известно любому крестьянину. Если вдруг жена захотела бы уйти от мужа и вернуться к своим родителям, ее бы просто не приняли. «У тебя есть муж, иди и вернись! Если ты от мужа ушла, то мы тебя знать не хотим!»

Раньше развод был совершенно немыслим. Просто это и в голову никому не могло прийти. Почему это было немыслимым? Попытаюсь объяснить. Представим себе некую маму, которая растит ребенка. В год — все хорошо, милое дитя. В два — первые искушения, в три — проблем уже больше, но еще терпимо, в семь — уже серьезные проблемы, а в девять мама заявляет: «Что–то сынок мой перестал мне нравиться. Что–то от рук отбился, хамить стал, учиться стал плохо. Сколько можно терпеть? Все! Надоело! Завтра же иду в ЗАГС и развожусь. Мне такой сын не нужен!» Мы понимаем, что такое немыслимо. С сыном разводиться нельзя! А почему тогда с мужем можно?

Раньше в голове у людей было все правильно, и люди знали, что разводиться с мужем или женой — это еще хуже, чем разводиться с сыном или дочкой. Ведь, если одна нога заболеет и не может ходить, мы же не бежим к хирургу: «Доктор, скорее отрежьте ногу, я наступил на гвоздь». Мы попытаемся лечить ее всеми силами, и только в том случае, если нога поражается страшной болезнью (например, гангреной), мы решаемся на операцию, чтобы болезнь не передалась всему организму. Также и с разводом — всеми силами мы должны пытаться сохранить семью, и только когда надежда на это пропадет, и есть опасность, например, что пьяный муж покалечит сына или вовлечет его в свои страшные грехи, — только тогда мы можем решиться на развод.

Итак, супруги становятся одной плотью. И настоящий муж любит свою жену уже только за то, что она его жена, что они единая плоть. Конечно, если при этом у жены есть еще какие–то замечательные свойства характера, то это просто прекрасно. Но даже если их нет, такой правильный муж все равно будет любить жену.

То, что супруги — единая плоть, не просто какой–то красивый образ, но все, что происходит с одним из супругов, в действительности отражается на другом. Если супруги пытаются с помощью Божией преодолеть все искушения семейной жизни, то через некоторое время они могут вполне реально чувствовать, что стали одной плотью.

Все мы, наверное, не один раз слышали истории вроде следующей. Мать отправляет своего сына в армию. Он, например, служит во флоте, в тысячах километрах от своего родного дома. Но вот с сыном случается какая–то беда. И мать, несмотря на огромные пространства, разделяющие ее с сыном, своим сердцем чувствует его беду. Так вот: Господь может дать супругам такую благодать, что они будут ощущать друг друга еще сильнее, чем мать своего ребенка. Буквально так, что одного ущипнешь, а другой подпрыгнет и скажет: «Ой!» Иногда от пожилых супругов, проживших в верности друг другу, можно услышать подобное: «Вот, говорю супруге об этом, а она мне в ответ, что и она как раз об этом–то и думала». У верных супругов появляются не только единые чувства, но и мысли, и желания.

Однажды со мной произошел следующий случай. Я стоял на почти безлюдном перроне, и мимо меня прошло несколько мужчин неизвестной мне национальности. Они громко разговаривали, и их язык мне показался очень благозвучным. И тут же у меня возникло желание узнать: а так ли благозвучен наш русский язык? Но оценить звучание родного языка я никак не мог, и неожиданно понял, почему. Я никак не могу услышать звучание родного языка, потому что я слышу уже не звуки, а сразу смысл слов. Можно оценить звучание только у чужого языка, смысл которого ты не понимаешь. Звучание — это единственное, что можно понять в незнакомом языке. То же происходит и с людьми. Пока человек для тебя чужой, единственное, что ты можешь в нем разглядеть, — это его внешность. Вспомним: «Встречают по одежке, а провожают по уму». Близких, родных людей мы не оцениваем по их красоте. Мы видим сразу движение их душ. Первый признак того, что мы полюбили человека, — это то, что мы перестаем замечать его внешность.

Впервые с тем, что при любви внешность уже не играет никакой роли, я столкнулся еще в школе. Однажды меня пригласил в гости на день рождения одноклассник, которого я знал только по школе, а к нему домой попал впервые. Меня поразило, когда я увидел его родителей. Папа был настоящий красавец, а мама по моим тогдашним меркам была очень некрасива, почти уродлива — толстая, с полными губами. Я смотрел на них и не мог понять, как такой красивый мужчина мог жениться на такой женщине. Ладно, когда он женился, она была красивее, но как можно жить с такой женой сейчас?! Только много позже я понял, что когда любишь, внешность уже не замечаешь, ее просто не видишь. Как не замечаешь, красива ли твоя мать, как не замечаешь, красив ли твой ребенок.

Внешность человека — это мутное стекло. Издали ты видишь только само стекло, а что находится за ним, разглядеть не можешь. Но когда прильнешь к такому стеклу, ты видишь только то, что находится за этим стеклом, а самого стекла уже не видишь.

Третий. Еще один признак истинной любви мне хотелось бы отметить. Это жертвенность, готовность к самопожертвованию.

Истинная любовь немыслима без жертвенности. Но что это такое? Чтобы сразу многое нам прояснилось, давайте ответим на такой вопрос: самоубийство — это самопожертвование ? Кто считает, что «да», подымите руки. Теперь те, кто считает, что «нет». Вижу, большинство не согласны признать самоубийство самопожертвованием. Действительно, самопожертвование — это когда человек отказывается от чего–то своего, подчас даже жизни, но обязательно делает это ради другого человека. А в самоубийстве, например, из–за неразделенной влюбленности присутствует нечто другое: «Я покажу всем, как я сильно страдаю». В самоубийстве не присутствует забота о другом, от самоубийства другим никогда не бывает лучше, всем близким оно приносит только страдания. Самоубийство совершается ради себя.

Теперь приведу несколько иллюстраций к теме самопожертвования, чтобы показать, каким же оно бывает.

Иногда самопожертвование — это большой решительный шаг. Например, моя матушка закончила Регентскую школу (регент — руководитель церковного хора). Она несколько лет готовилась, чтобы стать регентом, долго училась, она была полна планов о том, как создать хор, как заниматься с детьми прихожан, воспитывая будущих певчих для взрослого хора, и т.д. Когда мы начали свое служение в Талдоме, все эти планы постепенно стали воплощаться. Но жизнь идет вперед. У нас рождается первый ребенок, потом второй, потом третий. И уже встает ребром вопрос: как быть? Самые важные службы, когда необходимо управлять хором наиболее опытному человеку, — это суббота и воскресенье. Даже если бы мы захотели отдать детей в детский сад, мы бы ничего не решили, так как в эти дни детсады все равно не работают. Бабушек, постоянно живущих с нами, нет. Перед матушкой встает выбор: либо она оставляет на несколько лет хор, либо надо искать другие решения, которые были бы скорее всего в ущерб детям. Конечно, она оставляет хор, но за этим «конечно» стоит очень много. Сказать себе: «С сегодняшнего дня ты — не регент, ты теперь — мать», — и отодвинуть на второй план то, что было многие годы на первом, очень нелегко. Нелегко видеть другого человека, занимающего твое место, видеть его ошибки, но не иметь возможности их исправить. А внутренне не возмущаться при этом, конечно, еще труднее.

Но это пример заметного самопожертвования — отказ от своего призвания. Жизнь же состоит, как правило, из более мелких проявлений нашей жертвенности. Весь день отец семейства стоял у станка и думал только о том, как он придет домой и расслабится перед экраном телевизора, наблюдая за футбольным финалом, где участвует его любимая команда. Он открывает дверь домой и… «Милый, сходи, пожалуйста, за хлебом, пока я жарю курицу, потом вынеси мусор, ведро уже переполнено, и возьми из садика Лешку». Все эти дела успеешь закончить только за пять минут до конца матча. Так вот: не возмутиться, не сорваться, а скрепя сердце пропустить почти весь матч и сделать все, что нужно для семьи, это — тоже самопожертвование. Из таких ежедневных «мелочей» и состоит семейная жизнь.

Теперь, после того, как мы немного разобрались с терминологией и я попытался объяснить, что понимаю под словом «любовь», попробую дать определение любви. Оно, конечно, будет односторонним, не полным, но его надо дать. Итак, любовь — это единение двух людей, которое рождается в браке и взращивается в течение 10–15 лет совместной жизни. Записываю это определение на доске.

Теги:Что, любовь, такое

Читайте также:
Комментарии
avatar