Жители вагины

15.12.2021 89 0.0 0
Жители вагины
Те, кто думает, что жители вагины — это бесчисленное количество больших и маленьких, толсто-яростных и энергично-юрких членов, очень сильно заблуждаются. Если члены и оказываются во влагалище, то это только его гости: пришли, навели шороху и ушли. В эти сладостные моменты постоянные обитатели вагины, как правило, прячутся в неразличимых складках и никак себя не проявляют. Член во влагалище похож на Гулливера в стране лилипутов: среди туземцев пришелец-гигант выглядит настоящим страшилищем, иноземным захватчиком, нашествие которого можно переждать, пересидеть, а после жизнь вернется на круги своя.

Настоящие обитатели вагины, так называемые «местные», — это многочисленные полчища «добрых и полезных» микроорганизмов.

Кто они такие? Как зовут этих героев, что защищают женщину от нападения чужеродных оккупантов? Как они это делают? Что мешает и что помогает им?

Давайте разбираться.

Представим себе влагалище как государство, стабильность и благополучие которого зависит от численного и этнического состава его граждан.

Сразу оговорюсь, что в организме все строго определено и запрограммировано, и никакие изменения не проходят бесследно. Это только в человеческом обществе можно объявить информационную войну стереотипам, и вот уже на центральной площади города на Рождество не ставится елка, а в школьном классе появляются девочки в хиджабах.

В организме же все раз и навсегда установлено. Изменение хоть одного компонента системы ведет к серьезным нарушениям в здоровье или гибели человека. Например, замена всего лишь одной глутаминовой аминокислоты на валин в белковой структуре гемоглобина приводит к формированию серповидно-клеточной анемии — «бледной немочи» — со всеми последствиями: слабостью, тромбозами, язвами, склонностью к инфицированию.

Итак, вообразим государство «Вагина».

95 % его жителей — лактобациллы. Это потомки одного вида лактобацилл, связанных между собой определенной степенью родства. Их количество строго ограничено пищевыми ресурсами (гликогеном в клетках эпителия влагалища), поэтому их число — всегда 105–107 на 1 мл влагалищных выделений.

Все изменения, при которых молочнокислых бактерий во влагалище оказывается не 95 %, а более или менее, чем 105–107 на 1 мл, приводят к различным заболеваниям.

Государство «Вагина» не отделено от окружающего мира железным занавесом. Ведь даже девственницы имеют поры в девственной плеве, через которые менструальные выделения выходят из влагалища, а микрофлора проникает внутрь. Поэтому некоторое количество интервентов в любом случае попадает во влагалищную систему, но санитарно-охранительный кордон лактобацилл не дает этой микрофлоре обнаглеть и заполонить собой все.

Кто может оказаться во влагалище, кроме лактобацилл?

У здоровых небеременных женщин бактериальные виды присутствуют в такой последовательности: лактобактерии, бифидобактерии, пептококки, пептострептококки, бактероиды, эпидермальный стафилококк, дифтероиды. Реже в составе нормальной микрофлоры обнаруживаются гарднереллы, мобилункус и микоплазмы, кандиды.

Как правило, лактобактерии не пускают чужеземцев на территорию. Во-первых, лактобациллы продуцируют кислоту, активность которой соответствует примерно 3 %-ной перекиси водорода. Кислая среда сама по себе — сильный защитный фактор, достаточно агрессивный, чтобы многие бактерии (например, гарднереллы) не выживали.

Еще лактобактерии колонизируют стенки влагалища, выстланные эпителиальными клетками, и не оставляют места, куда могли бы прикрепиться какие-то другие организмы.

Наконец, молочнокислые бактерии выделяют специальные вещества — ингибины, которые угнетают размножение других бактерий. Это значит, что жизнедеятельность и процветание других микроорганизмов оказываются просто парализованными в присутствии лактобацилл.

А еще лактобациллы побеждают в конкурентной борьбе за питательные субстраты влагалища и места прилипания. Они усиливают местнозащитные свойства влагалища. Таким образом, население государства «Вагина», на 95 % состоящее из лактобацилл, можно назвать микроэкологической системой, или нормофлорой, защищающей женские половые органы.

Но враг не дремлет!

Размножение одного или нескольких видов других микробов приводит к практически мгновенной смене «этнического состава», и вот уже количество лактобацилл снижается, они занимают подчиненное положение и резко теряют в качестве выполняемых функций.

Происходит это при нарушении гормональной регуляции, заражении инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), смене полового партнера, снижении общей стрессоустойчивости организма (синдром хронической усталости, простуда, употребление алкоголя), иммунодефиците и даже при зловредном воздействии экологической среды мегаполиса. Также опасны чрезмерное использование влагалищных антисептиков, интимных гелей и спермицидов и колонизация влагалища ненадлежащей кишечной флорой при чередовании отверстий во время оральных и анальных контактов.

Тогда количество флоры влагалища резко увеличивается — до 108–1013 на 1 мл влагалищных выделений. Это снижает естественные защитные способности влагалища, а после различных внутриматочных манипуляций и операций грозит острыми воспалительными заболеваниями матки и придатков.

Самые распространенные варианты нарушения влагалищной микрофлоры — это дисбиоз (преобладание неспецифической микрофлоры над молочнокислыми палочками), бактериальный вагиноз (главный герой которого — гарднерелла, опасная инфекция нашей современности), кандидоз (молочница) и микоплазменная инфекция.

Все перечисленные выше состояния — это различные проявления дисбактериоза влагалища. Этиологически, то есть причинно, они связаны с условно-патогенной флорой, обычно присутствующей во влагалище здоровых женщин (те самые 5 % гастарбайтеров). В норме их концентрация очень невелика, а вирулентность, то есть болезнетворность, низкая. Поэтому для проявления поражающих свойств необходимы высокие концентрации флоры (обычно они превышают 104–105 КОЕ на 1 мл влагалищного отделяемого).

Применение для диагностики такого навязываемого клиниками высокочувствительного метода, как ПЦР (полимеразно-цепная реакция), не позволяет оценить количество условно-патогенной флоры, а его высокая чувствительность выявляет даже единичные микроорганизмы в исследуемых образцах. Аналогичными недостатками обладают и иммунологические анализы крови. Для правильной диагностики дисбактериоза влагалища следует использовать культуральные методы и микроскопию отделяемого влагалища.

Но коварство дисбактериозов таково, что они редко проявляют себя драматично — в виде выделений, зуда, жжения, несовместимых с нормальной жизнью. Чаще всего это ничтожные изменения цвета, запаха и характера выделений, сигнализирующие женщине, что с ней «что-то не то» и «пора провериться».

Очень часто в женских консультациях пограничный женский мазок интерпретируют как норму, даже не сообщая пациенткам, что цитограмма мазка вызывает сомнения, и тем самым вводят их в заблуждение.

Если в результатах анализа вашего мазка лейкоциты в колонке «уретра» выше значения «3–4», а в колонках «шейка матки» и «влагалище» — выше значения «20–25 в поле зрения», в строчке «флора» вместо «преобладает палочковая» написано: обильная смешанная, кокковая, диплококки, коккобациллы, — то это причина, чтобы продолжить обследование, провести расширенную диагностику ИППП (инфекций, передаваемых половым путем) и назначить посев на микрофлору, микоплазменную инфекцию.

Для удобства наших читательниц и читателей приведу те важные пункты в анализе женского мазка на микрофлору, которые могут свидетельствовать о патологии:

Будьте внимательны к своему здоровью! Малейшие нарушения в целостности систем организма сигнализируют о себе «дискомфортом». Это могут быть выделения, боли, зуд, жжение и просто плохое настроение или жалобы со стороны партнера. Не замалчивайте симптомы! Обращайтесь вовремя к врачу!
Аватар enr091 Наталия Ришко / enr091
Журналист/foxsovet

Комментарии
avatar
Читайте также: