Чудо филиппинских хилеров

14.08.2021 230 0.0 0
Чудо филиппинских хилеров

Феномен хилерства, или «психической хирургии», распространен не только на Филиппинах, достаточно именитые практики живут в Бразилии и некоторых других странах Латинской Америки, но именно филиппинские мастера получили наибольшую известность. Любопытно, что во всех странах, в которых живут и работают хилеры, доминирующей религией является католичество. Не знаю, имеет ли это какое-то значение или является простым совпадением.

О хилерах, в русскоязычных средствах массовой информации, сообщалось еще в советское время, в негативном, разумеется, аспекте. Их представляли как шарлатанов, облапошивающих доверчивых туристов при помощи несложных фокусов. В то время я и представить себе не мог, что наступит день, когда мне придется проверить соответствие этой информации истине на личном опыте. Сразу скажу, что в настоящее время, в 90 или более процентов случаев, так оно и есть; набравшее популярность хилерство на Филиппинах стало туристической приманкой и привело к повсеместному открытию множества клиник и салонов, в которых практикуют псевдохилеры, по сути шарлатаны и фокусники.

Но прежде чем рассказать о своем личном опыте с филиппинскими целителями, для лучшего понимания предмета этой главы я бы хотел привести рассказ известного писателя и журналиста Всеволода Овчинникова. Впечатления Овчинникова очень интересны, и я позволю себе привести его статью целиком.

 

Чудо филиппинских хилеров

Колдовство филиппинской хирургии фиксирует документальная видеозапись. Неужели это было наяву, неужели я видел все это собственными глазами? Никогда и никому не поверил бы, что такое возможно. В двух шагах от меня филиппинский лекарь за час голыми руками прооперировал две дюжины пациентов, тратя на каждого по две, реже – по три минуты.

Без обезболивания. Без дезинфекции. Наконец, даже без единого вопроса. Больной шепчет несколько слов ассистенту, и тот посылает его либо направо – на кушетку, либо налево – на кресло. А хирург ходит туда-сюда, едва успевая вытереть руки махровым полотенцем.

 

Коллективный гипноз? Но стоящий рядом со мной чернокожий журналист из Тринидада снимал происходившее видеокамерой, и все увиденное нами записалось.

 

Друзья привезли меня к Алексу Орбито, одному из самых известных на Филиппинах хилеров, как называют себя мастера этого загадочного направления народной медицины. После часа езды мы добрались до Кэсона, пригорода Манилы. Войдя в ворота, я удивился тому, как много людей собралось в тесном дворике.

 

Посетителей было человек восемьдесят. Многие из них пришли еще до рассвета. Хирургия голыми руками – это поистине народная медицина, в частности потому, что не предполагает какой-то заранее оговоренной платы. Считается, что мысли о наживе приводят к раздвоению воли и снижают сверхъестественные способности хилера.

К дому примыкал навес, под которым в несколько рядов были расставлены скамейки. Все это напоминало сельский кинозал. Только вместо экрана в глубине виднелся большой застекленный проем. Он отделял помещение площадью около тридцати квадратных метров. Там стояли плетеная кушетка и кресло, покрытые белой клеенкой.

Католическая церковь на удивление благосклонно отнеслась к местным знахарям, назвав их необъяснимое искусство «вероврачеванием». Поэтому на стене висели изображение Христа и религиозный плакат с надписью: «Если веришь, все возможно». Рядом на маленьком столике лежала Библия.

 

В половине десятого со двора раздалось пение. Больные, часть которых расселась на скамьях, а остальные толпились позади, хором исполняли религиозные псалмы.

Неожиданно в дверях появился моложавый человек невысокого роста. Он приветливо улыбался, но в глазах его было что-то колючее. Всем своим обликом он оставлял ощущение тугой стальной пружины. Это и был Орбито.

Пока больные продолжали петь псалмы, он положил руки на Библию и около получаса оставался в полной неподвижности. Однако его сосредоточенное лицо преобразилось. Взгляд стал еще более жестким, пронзительным и одновременно как бы отсутствующим. Нервные руки с длинными тонкими пальцами заметно побледнели.

Мне доводилось слышать, что хилеры не подпускают зрителей ближе чем на пять-шесть шагов. Но когда Орбито начал врачевать, я волей-неволей оказался буквально рядом с ним. Потому что в помещение, которое условно назову операционной, тут же набилась уйма народу. Во-первых, между креслом и кушеткой стояли мы с журналистом из Тринидада. Во-вторых, там были три ассистента Орбито. И наконец, в дверь протиснулись более десятка больных из начала очереди.

Пение псалмов продолжалось более получаса. Причем ассистенты Орбито умело дирижировали хором, доводя его участников до состояния самоэкзальтации. Даже я почувствовал, что у меня по спине забегали мурашки.

То, что совершалось перед моими глазами, очень походило на чудо. Но, пожалуй, самым поразительным из всего увиденного был темп. Очередной пациент, которому указали на кушетку, ложится на нее, не снимая ботинок, поднимает рубашку. Орбито подходит к нему и, ничего не спрашивая, начинает пальцами обеих рук массировать больное место. Потом левая рука врачевателя перестает двигаться. И вот я отчетливо вижу, как указательный и средний пальцы его правой руки уходят куда-то вглубь.

 

Хорошо видна продолговатая каверна, открывшаяся между пальцами. При этом явственно слышен не то шлепок, не то всплеск – примерно такой же звук, который слышишь, когда проводишь пальцем по напряженным губам. В каверне тут же появляется красноватая жидкость. Не кровь, а нечто более светлое, возможно сукровица или лимфа. Капли этой жидкости разбрызгиваются по клеенке. Быстро двигая указательным пальцем правой руки и помогая ему большим пальцем, Орбито вытягивает из открытой раны кусочек коричневой ткани, похожий цветом на сырую печенку. Левая рука его по-прежнему остается неподвижной, прижатой к больному месту. Правой рукой он берет тампон, который ассистент только что смочил водой, погружает его в рану и через несколько секунд отходит от стола. Ассистент таким же тампоном, но уже смоченным кокосовым маслом, вытирает живот больного. И я, не веря своим глазам, убеждаюсь, что на нем нет даже шрама, только покрасневшее пятно. А Орбито, сделав два быстрых шага, уже склоняется над больным, сидящим в кресле. На шее пациента явственно виден жировик величиной с голубиное яйцо. Снова несколько поглаживаний, пальцы психохирурга уходят под кожу. И вот в миску летит еще один окровавленный кусок. Больной недоверчиво ощупывает гладкую шею, на которой только что был желвак. А на кушетке животом вниз уже лежит женщина. Ассистентка оголяет ей спину, и Орбито, никого ни о чем не спрашивая, сразу же тянется к небольшой выпуклости на пояснице пациентки. Снова брызги красноватой жидкости. На сей раз Орбито извлекает какой-то особенно большой кусок окровавленной ткани. А люди все идут и идут. Орбито в таком же немыслимом темпе передвигается от кушетки к креслу, от кресла к кушетке. И сразу же, не задавая никаких вопросов больному и не слушая ассистентов, находит больное место и начинает манипулировать с ним. По словам Орбито, во время врачевания он как бы находится в трансе, руки его движутся автоматически.

 

– Я должен глубоко сосредоточиться, – рассказывает он. – Мое тело холодеет. Я как бы мертвею. Но потом я чувствую нарастающее тепло, особенно в руках. И когда прикасаюсь к телу больного, я чувствую, что какая-то сила струится из моих пальцев.

Лишь большой палец оставался снаружи. Сам Орбито почти не смотрел на свои руки. Иногда он поднимал голову, и на его лице угадывалось нечеловеческое напряжение.

Должен признаться, что, став очевидцем десятка подобных операций, я почувствовал себя плохо. Уже во время пения псалмов начала кружиться голова. А после того, как я увидел рядом с собой пальцы, погружающиеся в человеческое тело, услышал странный звук, при котором из открывшейся каверны разлетаются брызги, после того, как я увидел кровавые куски ткани, брошенные в эмалированный тазик, зарябило в глазах, и я потерял сознание.

Орбито на какую-то долю секунды поднял на меня взгляд и сказал ассистентке:

– Пусть он посидит во дворе.

Даже под навесом было жарко, около 40 градусов. Шатаясь, я вышел во дворик и присел перед курятником. Пот лил с меня градом. Какое-то время я был словно в забытьи. Но вдруг почувствовал, что меня словно окатило прохладным душем. Я глубоко вздохнул и, открыв глаза, увидел Алекса Орбито, положившего мне руку на лоб.

– Ну вот, теперь все в порядке, – сказал он и вернулся в дом.

 

Я, словно загипнотизированный, последовал за ним. И как раз вовремя, потому что на кушетку ложилась супруга доктора Фава – медика из фирмы по страхованию жизни, который и привез меня к Орбито. По ее словам, она сказала ассистентке буквально две фразы: «У меня сердце. Бывают перебои».

Пожилую женщину положили на спину. Она расстегнула кофту. Орбито подошел, положил одну руку на лоб, а другую на грудь больной и оставался в таком положении целую минуту. Потом врачеватель принялся массировать женщине основание шеи. Его указательный и большой пальцы погрузились куда-то за ключицу. И хотя он манипулировал ими довольно долго, извлечена была лишь тоненькая пленка кораллового цвета.

 

Никаким тампоном в этом случае Орбито не пользовался. После того как ассистентка вытерла ключицу ватой, смоченной кокосовым маслом, госпожа Фава встала и вышла со мной во дворик.

– Я чувствовала нажатие пальцев, словно кто– то меня ущипнул. Но сильной боли не было. А сей час только жжение, – говорила она.

 

Уже на обратном пути, сидя в машине, я попросил госпожу Фава обнажить ключицу и увидел на ней лишь небольшое красное пятно.

– Сколько же стоит обращение к такому известному вероврачевателю?

– По обычаю, каждый дает сколько может. Мне, например, ассистентка посоветовала купить склянку растирания. Но я могла этого и не делать.

 

Среди филиппинских вероврачевателей есть и шарлатаны, которых уличали в жульничестве. Но в целом авторитет их в народе велик. В Университете Филиппин им посвящено несколько диссертаций. Феномен хилеров ученые пытаются объяснить тем, что врачевание приводят в действие какие-то могучие духовные силы, как бы соединяют средства внушения с хирургическим вмешательством. Поэтому по аналогии с понятием «психотерапия» филиппинцы ввели в обиход термин «психохирургия».

 

Авторы книг о филиппинских хилерах утверждают, что они путем медитации аккумулируют некую неведомую энергию и, излучая ее через пальцы, на несколько мгновений раздвигают ткань на клеточном уровне, чтобы добраться до места, которое нужно удалить.

 

Вероврачевателям также приписывают способность создавать биополе, резонирующее со своеобразным магнитным полем острова Лусон (оно действительно обладает странными особенностями, о чем свидетельствует поведение приборов на проходящих мимо судах). По преданию, этот остров был частью Лемурии – государства, которое частично погрузилось на дно океана, как Атлантида. Легенда гласит, что древние обитатели Лемурии отличались способностью к парапсихологическим контактам.

 

Итак, принято считать, что именно способность накапливать некую неведомую энергию и излучать ее через кончики пальцев позволяет хилерам проникать вглубь тела больного. Причем именно это биополе обеспечивает стерильность пространства над раной, которая остается открытой лишь несколько секунд.

– Я считаю, что психохирургия, подобно иглоукалыванию и траволечению, может служить дополнением к современной медицине, – говорит мне доктор Фава. – Иглоукалывание, к примеру сказать, получило признание, несмотря на то что механизм его действия до сих пор не имеет научного объяснения. Так что и психохирургия, видимо, заслуживает того, чтобы ее изучать всерьез. Кстати говоря, к филиппинским хилерам проявляют повышенный интерес специалисты по военно-полевой хирургии из Пентагона, бундесвера и японских «сил самообороны». Ведь «филиппинское чудо» – это не только умение голыми руками проникать внутрь тела, но и способность мгновенно закрыть рану.

 

Выбирая специалиста, следует проявить максимальную осторожность и щепетильность, даже широко разрекламированные практики на деле могут оказаться не самыми эффективными. На мой взгляд, на громкость имен лучше не ориентироваться, имеет бо́льший смысл навести справки у людей, прошедших процедуры у того или иного хилера, желательно ознакомиться с медицинскими заключениями и анализами до и после сеансов психической хирургии. Я поступил именно так.

В Баку, где я живу в настоящее время, приобрел большую известность случай с одним высокопоставленным чиновником, работающим в государственном железнодорожном управлении. У него была диагностирована какая-то особая форма мочекаменной болезни, одна из почек буквально была забита камнями, и, помимо того что болезнь причиняла ему мучительные боли, больной орган практически не функционировал, находясь на грани отказа. Именитые специалисты в Баку и Москве предлагали единственное решение – ампутация. Не знаю, каким образом он узнал про Ромео, но для него Роми стал той самой соломинкой, за которую хватается утопающий.

Ромео живет и практикует в Маниле, но сам родом из Багио, провинции в Филиппинах, откуда, по не до конца очевидным причинам, происходят большинство знаменитых хилеров в этой стране. По одной из версий, о которой упоминает и Овчинников, в этом районе существует какая-то аномалия магнитного поля Земли, которая и приводит к рождению относительного большого числа людей с паранормальными способностями.

В любом случае, человеку, о котором я веду речь, терять было нечего, он связался с Ромео и направился в Манилу, где и прошел несколько процедур. Насколько мне известно, после первого путешествия он ездил к тому же еще один или два раза, но я не уверен в том, что причиной последующих поездок была та же самая болезнь, возможно, были и какие-то другие; пожалуй, это и не так важно. Важно то, что уже после первого курса процедур ультразвуковое исследование не показало и следа камней в больной почке. Возможно, что впоследствии камни образовывались вновь и поэтому пациенту пришлось проходить повторные курсы лечения у Ромео, если принять это допущение, то получится, что хилеры лечат последствия болезни, а не ее причины, что, впрочем, характерно для любого хирургического вмешательства. Но разве не является удивительным сам факт извлечения или приведения к исчезновению каким-либо другим путем большого количества почечных камней голыми руками, без использования каких-либо режущих инструментов, стерилизации и обезболивания?

Я не знаком лично с этим человеком, но знаю его имя, место работы, как я говорил выше, случай приобрел широкую известность, и несколько других бакинцев, среди которых оказался и один мой приятель, побывали после него у Ромео. У моего знакомого была проблема с грыжей межпозвоночного диска. Случай был крайне запущен, передвигаться без тросточки он уже был не в состоянии, единственным выходом, предложенным местными специалистами, была операция по удалению и протезированию поврежденного диска. Та же рекомендация была дана ему и в знаменитой клинике Майо, в Соединенных Штатах, в которой ему удалось пройти обследование во время служебной командировки.

Ромео не восстановил ему целостность диска и не убрал проблему полностью, видимо, случай был слишком запущен или такие случаи в принципе не поддаются полной коррекции, не могу утверждать компетентно. Но фактом является субъективное улучшение состояния больного, он все еще ходит с тросточкой, но, по его словам, испытывает значительно меньшие боли, кто имел проблемы с поясницей, поймет, насколько это важно. Я привожу этот пример, для того чтобы проиллюстрировать – хилерство ни в коем случае не является панацеей от всех болезней и, как я покажу ниже, в некоторых случаях совершенно неэффективно. Мне не известен какой-либо другой случай полного исцеления, помимо приведенного выше, о пациенте с почечнокаменной болезнью. Тем не менее настоящее хилерство также не является шарлатанством, каким его часто пытаются представить скептики, и заслуживает более тщательного изучения.

Но перейдем к моему личному опыту.

На Филиппины мы отправились вчетвером, каждый со своими проблемами. Одного из нас мучили боли в пояснице, у второго было диагностировано какое-то образование в желчном пузыре, названное «полипом», я рассчитывал получить хоть какое-то облегчение от депрессии, мучавшей меня к тому времени уже второй год, ну а четвертый наш товарищ присоединился к группе из чистого любопытства.

В Манилу мы прибыли в декабре 2003 года и сразу поняли, что, кроме как проходить процедуры у хилера, делать в этом городе нечего. Манила является одной из самых криминальных столиц мира, на руках у населения находится масса огнестрельного оружия, на входах в рестораны и большие магазины стоит детекторная рамка на металлы и вооруженный полицейский. Добавьте к этому до невозможности загазованный воздух, транспортные пробки, хуже московских, ужасающую нищету на окраинах города, и вы получите достаточно точное представление о точке на земном шаре, где живут и работают лучшие в мире хилеры.

Ромео плохо владеет английским, и связь с ним поддерживалась через его супругу и ассистента Бесс, с которой и были согласованы условия и время нашего визита. Мы остановились в гостинице, в относительно безопасном районе Манилы, и каждое утро за нами заезжал микроавтобус, который и отвозил нас к дому, где практиковал Роми. На дорогу в оба конца у нас уходило около четырех часов ежедневно.

Надо сказать, что настоящие хилеры, к числу которых, несомненно, относился и Роми, не берут денег с местного населения за свои услуги. Истинные целители ведут скромный образ жизни и сами являются очень смиренными людьми. Все они считают, что их руками оперирует Святой Дух, а сами они являются всего лишь проводниками Божественной воли. Для подавляющего большинства филиппинцев услуги современных медицинских клиник и госпиталей недоступны ввиду своей дороговизны, и посещение местного хилера зачастую является для них единственно возможной медицинской процедурой. Каждое утро к дому авторитетного хилера выстраивается огромная очередь страждущих, ни одному из которых хилер не отказывает в безвозмездной помощи. Добровольные подношения не возбраняются, кто-то может пожертвовать десяток яиц, кто-то курочку, но источником дохода хилеров работа с местной беднотой не является. Живут они за счет туристов, таких, какими оказалась и наша четверка. Роми назначил нам цену за свои услуги, достаточно, на мой взгляд, разумную, хотя по местным меркам, возможно, и высокую. Ничего предосудительного в такой практике я не вижу. Мы могли себе позволить заплатить эти деньги, почему бы и не дать возможность хилеру обеспечить свою семью на какое-то время и внести таким образом свой скромный вклад в лечение людей, не могущих позволить себе такие расходы?

Итак, на следующий день после прибытия в Манилу мы отправились на знакомство с Роми и нашу первую процедуру. Всего таких процедур мы прошли семь, ежедневно по одной, на голодный желудок. Жилище Ромео представляло собой небольшой отдельно стоящий дом с маленьким двориком, по которому разгуливало несколько куриц, вероятно подношения от благодарных пациентов, которых, несмотря на ранний час, уже собралось достаточное количество у ворот дома. Надо сказать, что такое количество лечащихся у хилера местных жителей может служить хорошим знаком, отличительным признаком мастера. Учитывая, что он не берет с них денег и то, что местного провести на порядок сложнее, чем наивного туриста, такой интерес к целительству Ромео обнадеживал. Кроме самого Роми, в доме находились Бесс, супруга и ассистент-переводчик, массажист, который подготавливал пациентов к процедуре, и старая женщина самого таинственного вида, назначение которой оставалось для нас загадкой определенное время и которую мы сразу окрестили «колдуньей». В отличие от рассказа Овчинникова, я не увидел в доме никаких религиозных атрибутов, кроме плаката с весьма симпатичным изображением Иисуса в джинсах и с мобильным телефоном, на Библии Ромео тоже не медитировал. Но об этом позже.

Первым кандидатом на процедуру, как организатора поездки и лидера группы, друзья единогласно определили меня. Я подозреваю, что в этом, с их точки зрения, был некоторый смысл, рассказы рассказами, а прежде чем ложиться даже не под нож, а под голые руки малограмотного знахаря, не помешает понаблюдать за процессом воочию, со стороны.

Ну я, так я. Никакого страха я не испытывал, даже напротив, хотелось пройти сеанс побыстрее, чтобы в случае положительного результата почувствовать эффект как можно раньше.

Сама процедурная представляла собой небольшую комнату, в центре которой располагалась кушетка, рядом с ней находился стул с эмалированным тазиком и миска с небольшим количеством ваты. Больше в комнате не было ничего. Спрятать что-либо под кушеткой не было никакой возможности: края простыни с нее не свисали и пространство под кушеткой прекрасно просматривалось.

 

Процедура началась с массажа кокосовым маслом, проводимого ассистентом. Массаж был недолгий, минут пять всего, наверное, после чего в комнату вошел сам Ромео.

Хилер оказался невысоким, крепко сложенным человеком лет сорока. До и во время процедур он был полностью сосредоточен и даже показался несколько угрюмым, но это впечатление полностью развеялось в ходе общения с ним после завершения сеанса. Ромео очень скромный, смиренный и искренний человек, как и другие истинные целители, себя он рассматривает как инструмент, которым оперирует Святой Дух. Он сам не может точно объяснить, как именно ему удается раздвигать руками мягкие ткани и извлекать патологические образования, судя по всему, в момент вмешательства он находится в некоем трансе, природу которого не может объяснить. Ромео не медитировал перед операцией, не молился на Библии, ничего такого, просто очень сильно сосредотачивался, концентрировал внимание.

Процедура производилась совершенно открыто, мои друзья присутствовали рядом, обступили кушетку со всех сторон, снимали процесс на камеру. Оперировал Роми в рубашке с короткими рукавами, так что спрятать что-либо в рукаве у него не было никакой физической возможности.

Непосредственно перед вмешательством хилер провел диагностику, которая выглядела следующим образом – он проводил руками над всеми органами и диктовал супруге названия пораженных органов: печень, почки, селезенка. Никакой конкретизации не проводилось, просто назывался больной орган, впрочем, ожидать от знахаря глубоких медицинских познаний было бы, наверное, не совсем правильно.

Ромео начал с разминания живота пальцами, создал такую небольшую ямку на поверхности брюшной полости, которая через несколько секунд стала наполняться кровью. Неожиданно Ромео приподнял одну ладонь, уперся указательным пальцем мне в живот и с глухим стуком резко вошел в брюшную полость. Зрелище было впечатляющее, но должен сказать, что раскрытой полости и внутренних органов видно не было, мешала кровь. Немного покопавшись в животе указательным пальцем, он ввел туда еще и большой и начал что-то из живота вытягивать с заметным усилием. По виду это «что-то» напоминало полоску жировой ткани, обляпанную кровью. Всего Ромео вытянул сантиметров десять ткани, которую бросил в тазик возле кушетки. Туда же отправился и ватный тампон, которым он быстрым движением протер место операции и очистил его от крови. На месте вмешательства осталось только легкое покраснение, никакой раны или кровоподтеков. Еще раз скажу, что ни я, ни мои товарищи открытой брюшной полости не видели, только кровь и куски вытягиваемой ткани.

Такую же процедуру Ромео повторял и на других участках тела, иногда вместо ткани он доставал какие-то сгустки свернувшейся крови, при воздействии на сердце и легкие сквозь грудную клетку он не проникал, манипулировал только на ее поверхности, лишь немного продавливая пальцами кожу и мышцы.

Боли я не испытывал, но было очень странное ощущение, которое впоследствии подтвердили и мои друзья, будто кожу сверлят стальными инструментами, очень жестко, но при этом безболезненно. Я убежден, что простым нажатием пальцами создать такое ощущение не получится. Иногда возникало впечатление проникновения в тело какой-то холодной энергии, притупляющей чувствительность и возможную болезненность.

После завершения процедуры Ромео вручил каждому из нас большой термос с какой-то теплой светло-красной жидкостью и сказал, чтобы мы пили ежедневно не менее шести ее стаканов. Термосы мы сдавали на следующее утро обратно и получали взамен новые. Кто-то из проходивших в одно с нами время лечение иностранцев сказал, что это был настой коры чайного дерева, но я не уверен, подтвердить не могу.

Так продолжалось семь дней. Конечно, это было потрясение, чудо происходило не просто на наших глазах, оно происходило с нами. Объяснить этот феномен естественными причинами было бы занятием совершенно бессмыссленным, по крайней мере так нам казалось во время пребывания на Филиппинах. По возвращении домой первые впечатления немного улеглись, и стало возможным провести относительно объективный анализ произошедшего и подвести результаты лечения.

Один из нас прошел повторное ультразвуковое обследование, которое показало, что от полипа в желчном пузыре не осталось и следа. Это можно было бы списать на ошибку одного из проведенных обследований или того, что показало наличие полипа или обратного. Если бы не один факт. Другому нашему товарищу помощница Ромео, та самая «колдунья», удалила большую папиллому с груди и келоидный рубец под челюстью. Без какого-либо обезболивания, голыми руками. Рубец, правда, ушел не полностью, процентов на 80, но от папилломы осталась только маленькая, едва заметная ложбинка. Это просто факт, ни на какую врачебную ошибку списать его не получится.

Третий наш товарищ, страдавший от болей в пояснице, чувствовал себя после процедур на Филиппинах прекрасно, буквально летал, радовался как ребенок. Но по прошествии какого-то времени боли, к сожалению, вернулись. Я подозреваю, что и в улучшении его самочувствия, и в последующем ухудшении большую роль сыграл психологический фактор. Не зря все тот же иностранец, что сказал нам о настое чайного дерева, советовал нам – никому ничего не рассказывайте. Он проходил лечение уже не в первый раз и прекрасно понимал, на какую скептическую реакцию мы можем натолкнуться со стороны окружающих. Так оно и случилось. Люди редко могут выйти за пределы привычного мировоззрения, все необычное, не укладывающееся в приемлемые для них рамки, легче объявить мошенничеством, поднять на смех, иначе придется признать, что свой собственный уклад жизни не является единственно верным и правильным. Скепсис окружающих вызвал в моем товарище сомнения, сомнения привели к снижению психологического настроя, который играет очень большую роль в процессе выздоровления, этого не отрицает и привычная нам современная медицина.

Что касается лично меня – увы, никакого результата я не ощутил, ни во время лечения на Филиппинах, ни по возвращении домой. Хилерство не панацея, есть болезни, при которых оно бессильно, оперировать душу сложнее, чем тело.


Так что же оно все-таки такое, хилерство?

На мой взгляд, это вид биоэнергетическиой терапии, своего рода экстрасенсорное воздействие на организм человека. Хилеры, по-видимому, обладают особой восприимчивостью, способностью аккумулировать энергию из окружающего мира и направлять, передавать ее на больные органы, испытывающие в силу разных причин дефицит такой жизненной энергии. Это скорее сродни процедурам рейки или терапии в системе цигун, но в значительно более концентрированной форме. После каждого сеанса Ромео обливался потом, выглядел совершенно истощенным, ему требовалось выходить на свежий воздух для того, чтобы восстановить силы. Мы даже попросили его как-то не покидать пределов помещения, чтобы развеять окончательные подозрения, и Ромео провел в комнате весь день, к концу которого выглядел как выжатый лимон.

На физическом уровне эта энергия может способствовать восстановлению или улучшению микроциркуляции крови в пораженных болезнью участках тела, за счет чего могут уменьшаться воспалительные явления, спадать отеки, улучшаться работа органов. Что же касается хирургии, проникновения пальцами через кожные и мышечные покровы тела, извлечения тканей и инородных тел – тут я бессилен что-либо объяснить. Я бы рад предложить стройную теорию, которая расставила бы все по местам, но ее у меня нет, я просто не знаю. Можно предположить, что эта часть манипуляций действительно является ловким трюком, призванным укрепить веру пациента в эффективность лечения, своего рода ложью во спасение, но, пройдя через эту процедуру лично и вспоминая нашего Роми, мне крайне сложно принять такое предположение. Уж слишком он был наивным и бесхитростным для таких сложных комбинаций, да и как возможно провести такой фокус под пристальным наблюдением обступивших со всех сторон зрителей, снимающих к тому же процесс сразу на несколько видеокамер, я не представляю.

В любом случае, так это или нет, истинное хилерство мошенничеством не является, определенный эффект при некоторых болезнях от него есть. Еще раз повторю – это не панацея, ни в коем случае не следует отказываться от услуг современной медицины в пользу хилерства, оба метода могут прекрасно друг друга дополнять, о каких-либо противопоказаниях для прохождения лечения у хилеров мне неизвестно.

Аватар enr091 Наталия Ришко / enr091
Журналист/lifekhacker

Теги:хилеров, филиппинских, чудо

Комментарии
avatar
Читайте также: