Ближе к знаниям

09.06.2020 97 0.0 0
Ближе к знаниям
На лекции в университете усталый профессор протирает пенсне:

– Тише, господа студенты! Если бы первые ряды шумели хотя бы вполовину того, как шумят средние, задние могли бы спать спокойно.
Анекдот
Лет десять назад я сделал ошеломившее меня открытие.

Это произошло на очередном педсовете. Все передние места заняли женщины, средние тоже, немногочисленным мужчинам пришлось довольствоваться местами сзади. Не помню, какие вопросы стояли на повестке дня. Да я вообще ничего не помню, что там было на этом педсовете! Помню, что мы с учителем географии обсуждали футбольный матч, который прошел накануне, затем просмотрели статью в газете, рассказали друг другу парочку свежих анекдотов, пообщались с теми, кто сидел перед нами, потом он занялся исследованием своего бумажника, а я, немного поскучав, стал рисовать в блокноте учеников в виде чертиков.

Нам обоим было не до того, что творилось на педсовете. И не только нам, но и всем двенадцати учителям, которые сидели на задних и предпоследних партах. Директор то и дело делал нам замечания и призывал не отвлекаться.

Но мы отвлекались.

– И вам не стыдно? – возмутился директор, добрейшей души человек. – Ведь вы за это же ругаете своих учеников!

Мы вздыхали, соглашались, на какое-то время затихали, но через несколько минут снова начинали отвлекаться, и в аудитории становилось шумно.

Буквально через день меня отправили на курсы учителей права. Но в телефонограмме было указано ошибочное время, и я прибыл с небольшим опозданием. Все передние и даже средние места были уже заняты, и мне пришлось снова сесть за заднюю парту. А за ней уже сидел мой однокурсник по историческому факультету Володя, также работавший учителем. Мы не виделись целых полгода, с тех пор, как зимой вместе заседали в жюри на городской олимпиаде по праву, и, естественно, очень друг другу обрадовались. У нас столько было всего, чтобы рассказать друг другу!

Очень скоро нам тоже стали делать замечания. А курсы были очень интересные и содержательные. Материал, который давали приехавшие из Москвы юристы, был очень ценен и полезен. Неудивительно, что своей болтовней мы вызвали справедливое возмущение коллег.

– Что-то тут не так, – заметил я на перемене.

– Да, – согласился Володя. – Что-то настроение не то. Не рабочее какое-то! Может, погода виновата? Слишком теплая и солнечная.

Курсы проходили в середине мая, за окном действительно было тепло и солнечно. Но я не согласился:

– Погода тут ни при чем. Это все задняя парта виновата! Здесь какая-то магия. Ты не обращал внимания, что все отстающие сидят именно на задних партах?

Володя согласился со мной. Мы задумались. Что же делать? Попытались было поменяться местами с другими учителями, но никто из них не согласился отправиться на «камчатку». Тогда мы решились на отчаянный шаг: взяли и перенесли на руках свою заднюю парту вперед, поставив ее прямо перед носом у лектора, впритык к кафедре.

И злое волшебство тут же потеряло свою силу. Рабочее настроение вернулось как по мановению руки. Мы с Володей прослушали весь курс с большим вниманием, ни разу не отвлеклись, постоянно и активно участвовали в диалогах с преподавателями, блестяще сдали все зачеты и экзамены. Знаниями, полученными на этих десятидневных майских курсах, я пользуюсь до сих пор. А на следующий педсовет я пришел раньше остальных. Сидел на первой парте и не отвлекался. И все тоже прошло более чем успешно.

Невозможно хорошо учиться, сидя на «камчатке». Эту зону аудитории не зря так прозвали! Знания туда просто не доходят. Не долетают. Вот какая страшная действительность! Отличником можно стать, занимая только первые места в классе.

После этих двух случаев я задумался. Я стал вспоминать весь свой богатый опыт школьной жизни. А случалось ли когда-нибудь, чтобы отличник сидел за задней партой? И я не смог вспомнить ни одного случая. Подумайте только! Двадцать пять лет в школе, пять лет в университете – и ни одного отличника за задней партой. Даже за предпоследней. Даже за предпредпоследней! Вот тогда-то я и понял, что невозможно хорошо учиться, сидя на «камчатке». Знания туда просто не доходят. Не долетают. Вот какая страшная действительность!

Но одного предположения мне было мало, и я решился на очень опасный и рискованный эксперимент. Попросил безукоризненного отличника Васю А. из десятого математического класса пересесть на месяц на заднюю парту. Когда он, удивившись, спросил меня, зачем это нужно, я честно все ему рассказал о своем предположении и о желании поставить научный опыт. Вася А. наверняка в будущем станет ученым, потому что он сразу же согласился участвовать в необычном педагогическом эксперименте. Ему пришлось поменяться местами с Артуром А., очень слабым учеником. Тот был крайне удивлен, но, будучи мальчиком добрым и податливым, согласился.

Так Вася А. оказался на «камчатке». Я стал внимательно наблюдать за ним. Это был отличник восьмилетней выдержки, победитель олимпиад и всероссийских конкурсов. Сломать его было нелегко. И все же, заметил я, через две недели он стал слегка рассеянным и излишне разговорчивым на моих уроках. Я намеренно не делал ему замечаний и не вызывал его к доске. Затем неожиданно вызвал. Василий ответил на порядок хуже, нежели прежде. И письменную работу он тоже написал на четверку.

Мое предположение подтверждалось. Коварный эффект «камчатки» начал действовать. С каждым днем отличник получал все меньше знаний. Еще немного – и «камчатка» вычеркнула бы его из золотого списка отличников. Но он сам подошел ко мне:

– Больше не могу, Дмитрий Юрьевич, – признался он, – еще немного – и я покачусь вниз. Вы были абсолютно правы. За задней партой просто невозможно хорошо учиться. Колдовство какое-то! Разрешите прервать эксперимент?

Я уже и сам переживал за Васю и велел ему срочно возвращаться на свое место.

Но тут неожиданно возникла другая проблема. Артур А. за три недели сидения на первой парте стал учиться лучше. И это заметили все учителя, кроме меня: я так внимательно наблюдал за Василием, что про Артура как-то не подумал. Даже не обратил внимания, что он за это время дважды вполне прилично ответил устно, а письменную контрольную работу написал на пять с минусом, чего с ним никогда не бывало. Итак, я получил еще одно подтверждение своей теории.

Узнав, что его возвращают на заднюю парту, теперь уже и Артур взмолился:

– Дмитрий Юрьевич, я не хочу назад! Мне нравится сидеть за первой партой. Здесь интереснее! Меня родители стали хвалить.

Что было делать? Не переставлять же парты… К счастью, соседка Васи по первой парте Яна М. (разумеется, круглая отличница) выиграла всероссийский конкурс и отправилась на целый год на учебу в США. Ее место на первой парте занял Артур А. И что бы вы думали? Безнадежный троечник, к полному удивлению учителей и родителей, окончил одиннадцатый класс без единой тройки! На Едином государственном экзамене по математике он набрал восемьдесят четыре балла и успешно поступил в вуз.

До сих пор, когда он встречает меня на улице, вспоминает:

– Дмитрий Юрьевич, помните, как вы меня пересадили на первую парту?

– Помню. А на какой парте ты сидишь в университете?

– Конечно, на первой! Только на первой. Даже не на второй. Никому не уступаю это место. Мне однажды даже деньги за него предлагали. Но я же не болван!

– Рад за тебя, Артур. И как продвигается учеба?

– Я отличник. Хочу получить красный диплом. Нисколько не сомневаюсь: он его получит. Отличником стать никогда не поздно.

Итак, эксперимент полностью подтвердил мои предположения: отличником можно стать, занимая только первые места в классе.

В начале этой книги я уже говорил, что учеба очень напоминает спортивное состязание по бегу. И опять хочу повториться. Чтобы быть лидером, надо быть лидером во всем. Даже в классной аудитории. Чем ближе к доске и учителю, тем ближе к знаниям, следовательно, и к хорошим оценкам.

Надо быть лидером во всем. Даже в классной аудитории. Чем ближе к доске и учителю, тем ближе к знаниям, следовательно, и к хорошим оценкам.

Учителя об этом знают. Особенно в начальной школе часто этим пользуются: чтобы подтянуть отстающих, сажают их в первые ряды. А самые умные учителя время от времени меняют ребят местами, чтобы никто не засиживался сзади. Есть и коварные учителя, которые, если уж захотят посадить хорошего ученика на тройки, ссылают его на «камчатку». Ее злая сила действует быстро: был хорошист – и нет хорошиста. Отличников, конечно, не отсылают. Ими дорожат. Они ценный материал. Их всегда сажают вперед.

Родители знают о силе «камчатки». Многие мамы мечтают о том, чтобы их дети-первоклашки сидели за первой партой, даже просят об этом учителей. К сожалению, в младших классах учеников рассаживают обычно по росту или по зрению. Так что советую их мамам не стесняться и настаивать на том, чтобы ребенка пересадили поближе к доске. Можете соврать, что он плохо видит. Некоторые так делают.

И зачем только в классе есть парты и ряды? Некоторые думают, что без них было бы лучше. Хотя для своего времени это была прогрессивная система.

Изобрел ее великий чешский педагог и просветитель семнадцатого века Ян Амос Коменский. Современная система образования ему очень многим обязана. Он придумал разделять детей одного возраста по классам, стал совместно обучать мальчиков и девочек, ввел специализацию учителей по предметам. Он изобрел уроки и даже перемены! Именно Коменский первым расставил парты в три ряда и друг за другом. В сравнении со средневековыми церковными школами, где царили зубрежка и телесные наказания и где дети сидели где попало, это был величайший прогресс. Сейчас, конечно, появились лучшие схемы.

Я, во всяком случае, стараюсь регулярно менять схему класса и заставляю своих учеников переставлять парты. Иногда мы составляем парты в пять квадратов и садимся за них группами. Иногда сооружаем один большой круглый стол, как у рыцарей короля Артура. Иногда парты выстраиваются в большую букву «П», напоминающую свадебный стол. В общем, придумываем. Главное тут другое. Знаете, какие недоуменные лица бывают у тех, кто привык спать или развлекаться за задними партами! Их привычный ученический быт разрушен, и это так необычно! Не за кого спрятаться от учителя, товарищи и однокашники видят, чем ты занимаешься. Волей-неволей приходится втягиваться в работу.

Жаль, что нельзя пока совсем разрушить «камчатку». Но можно отстающих чаще вытаскивать на передние парты. И в голове у них что-то, да останется.

А для отличников мы можем сформулировать третье правило.

Хочешь быть отличником, хорошо учиться и получать высокие результаты? Всегда садись вперед, не дальше третьего ряда. А лучше всего выбирай первый ряд.

Теги:знаниям, Ближе

Читайте также:
Комментарии
avatar